Владыка Венедикт (Алексейчук): «Богоявление» в наших жизнях

Цикл зимних праздников — это время не только для семейных встреч, пения колядок и веселья, но и процесс глубинного переживания Бога в себе, он воплощается, а позже входит в воды Иордана. Часто в течение этих праздников, особенно в контексте Богоявления, мы все больше обращаемся к традициям, к чему материальному. Скажем, последний цикл праздников для многих — это обязательно второй ужин, щедривки, а также традиционное освящение воды. А вот сама глубинность и важность праздника остается для большинства из нас позабытой. О контекстах Богоявления, важности крещения Христа в Иордане и нашей личной жизни говорим с епископом-помощником Львовской архиепархии УГКЦ, владыкой Бенедиктом (Алексийчуком).

— Преосвященнейший Владыка, в чем заключается главный контекст праздника Богоявления? Его символизм и метафорика?

— Вместе с Воскресением на Сошествия Святого Духа — это древнее праздник в Церкви. Его начали торжественно праздновать с самого начала. К нам приходят свидетельства очевидцев тех событий. Во второй веке Богоявления вмещало в себя четыре, а то и пять событий из жизни Иисуса Христа: Рождество Христово, поклонение волхвов, крещение Иисуса Христа, свадьба в Кане Галилейской, а также часто упоминали умножения хлебов. Во всех этих событиях Христос показал Себя как Бог, то есть явил Себя Богом. В третьем веке этот праздник остается в таком же формате, где упоминаются первые четыре события. Однако уже тогда на первое место выходит праздник рождения Иисуса Христа. В IV веке эти праздники разделяются. Сегодня мы видим это сходство, потому что Рождество и Богоявление — это литургически почти идентичны праздника. И там, и там есть строгий пост, накануне служат Литургию святого Василия Великого и великое повечерие с Литией. Главная суть Богоявления в том, что явился человеку. Если бы мы сейчас вышли на улицу и начали опрашивать людей, то большинство бы сказала, что Бог есть, хотя каждый из нас по-разному осмысливает Его. Более две тысячи лет назад произошло то, чего мы не можем полностью осознать, — Бог стал человеком, явился людям. Тот же Бог, которого искали все народы столько времени. Это привилегия для нас, христиан, нам очень «повезло». Не умаляя другие религии, можем сказать, что в них люди ищут Бога, иногда на ощупь. А нам сам Бог явился.

— В западной традиции праздник Богоявления совпадает с почитанием трех волхвов — Каспера, Бальтазара и Мельхиора. В некоторых государствах праздник сопровождается карнавалом. Почему в восточной традиции мы все же больше обращаемся к самому событию крещения Иисуса Христа?

— Вот вы, например, имеете брата или сестру. Вас всех воспитывают одинаковые родители, однако ваши мировоззрения — разные. Так же и в традициях. Запад по-своему расставил акценты, а восток — по-своему. Например, когда празднуем зачатия Пресвятой Богородицы, то в восточной традиции больший акцент на том, что родила святая Анна — мать Богородицы — женщина почтенного возраста, у которой уже прошел этап плодовитости. В западной традиции все же сконцентрировали внимание на непорочности зачатия. В этом, на мой взгляд, и есть красота католической-вселенской Церкви, где есть собрано столько традиций. Другой пример, мы же не имеем одного текста Евангелия. Есть описание четырех евангелистов и они имеют свои субъективные взгляды, которые рассказывают о событиях из жизни Иисуса Христа.

Восточная традиция почерпнула немало от еврейской традиции празднования тех или иных библейских событий, поэтому мы не просто вспоминаем, а переживаем определенные события в этот момент, которые произошли раньше. Когда мы празднуем какой праздник, то он для нас является актуальным сейчас. Например, мы имеем дискуссию, говорить «Христос родился» или «Христос рождается». И та, и другая формы — хорошие. Так это историческое событие произошло когда-то и одновременно Рождество ГНИХ вне времени. Поэтому те или иные культурные традиции только дают нам пример различных опытов познания Бога. Поэтому богатство традиций — неповторимость Церкви. Как говорил один христианский подвижник — единство в догмах и разнообразие в традициях.

— Опять-таки, если рассматривать событие Богоявления, то в центре, на мой взгляд, факт крещения Иисуса Христа. Почему Христос окрещивается в зрелом возрасте, а не младенцем?

bohojavlenna_04- Иисус Христос родился в еврейской традиции. В этой ментальности проповедовать и учить о Боге мог тот, кто уже имел тридцать лет, когда уже был зрелой личностью. Но это лишь один из элементов сего публичного выхода Христа. Второй штрих — крещение от Иоанна как знак покаяния. Иисус Христос был безгрешен, но опять-таки Он входит в эту действительность нашу, потому что он пришел выкупить род человеческий. В еврейской традиции умиття водой — это символ очищения. Сама вода — метафорика не только телесного, но и духовного очищения. Иоанн крестит людей, и Иордан становится отяжилим от греха. Христос со своей святостью и безгрешностью входит в эти воды, одновременно очищая их. Поэтому имеем глубинную символику, — когда освящают воду на Иордан, то все воды освящаются. Своим вхождением Христос не только очищает конкретно воды Иордана, но всю Вселенную, ведь мы знаем, что вода составляет большую часть всего на земле. А через эту освященную Христом воду преображуеться все бытие, вся Вселенная. Поэтому в контексте Рождественских праздников есть две вещи: первое — воплощение Бога, а второе — преображение Вселенной, через событие крещения Иисуса Христа.

— Очень часто мы можем услышать от современной молодежи, родители меня окрестили в младенчестве, когда не было осознание того, какую конфессию или религиозную деноминацию выбрать. Мол, если бы шанс креститься был сейчас, выбор духовной жизни был бы совсем другим. Что можете сказать этим людям? Возможно современной Церкви действительно стоит пересмотреть определенные моменты?

— Это не все так просто. В первоначальной Церкви действительно сначала крестились взрослые люди, которые сознательно выбирали веру. Позже начали крестить детей на основе веры их родителей. Ваши родители, например, не спрашивали вас, воспитывать Вас украинском. Могли ли они воспитывать вас без национальной и языковой принадлежности, а потом, если бы вы подросли, то сами смогли бы выбрать для себя идентификацию? Нет, это абсурд. Но в этом контексте тоже можно сказать, что наши родители «положили» нам образ жизни и мировоззрение. Так же было с христианами. Ребенок не мог по-другому воспитываться, поскольку она уже росла в духовной среде. К сожалению, в современном мире несколько изменились приоритеты. Он только называется христианским, но в целом является языческим. Когда ребенок на самом деле растет в духовной среде, то для нее это не что-то новым, а, наоборот, — аутентичным. Крещение происходит не во имя какой-то конфессии, а Пресвятой Троицы. Даже если человек хочет перейти с протестантизма в Католическую или Православную Церковь, ее не перекрещивают. Безусловно, если родители крестят ребенка формально, — это плохо. Однако здесь Церковь не может отфильтровать, кого крестят формально, а кого действительно внедряют в христианское среду. Я не уверен, что крестясь даже во взрослом возрасте, человек сможет в совершенстве и сознательно сделать свой выбор. Сравните свой духовный опыт в течение пяти лет. То, что вы знаете сегодня, — это больше, чем пять лет назад, но все равно недостаточно. У англичан есть понятие «hard» и «soft». Думаю, что мы не можем придерживаться понятия «hard», где только так-так и нет-нет. Проблема в том, что мы, современные люди, часто является слишком интеллектуальными. В своей голове, в своем маленьком персональном компьютере, мы хотим все решить и понять. Так ценность молодого поколения в изменении мышления, и в этом есть свой бонус, ведь идет развитие прогресса; однако мы также ценить предыдущий опыт. И Католическая, и Православная Церковь узнали, что крещение ребенка — важное, чтобы она входила в это пространство духовной подлинности. С детства мы можем входить в близкие отношения с Богом причащения Его Тела и Крови. Христос говорил: «Не запрещайте детям приходить ко Мне». И здесь, этим своим формализмом о крещении во взрослом возрасте, мы на самом деле запрещаем детям приходить ко Христу. Я вижу еще одну проблему современного человека — это отсутствие авторитета. Мы хотим все так делать, как я считаю нужным; однако не видим этих вещей глубинное, не хотим пользоваться из чужого опыта. Поэтому именно Богоявление — это уход от понятия «hard».

— Если опять-таки возвращаемся к Богоявления, то видим в этом событии также фигура Иоанна Крестителя, которого, в конце концов, Церковь почитает на следующий день после праздника. Почему Господь избрал именно Ивана для исполнения этой миссии?

— С человеческой точки зрения мы говорим, что Бог избирает кого-то. Господь зовет каждого человека для великой миссии, но мы сами себя выбираем хотим эту миссию выполнить или нет? Как Богородица, так и Иоанн Предтеча через святость своей жизни становились ближе к Богу, и тогда узнавали которая их миссия и истинно добром для них. В прошлом году мы праздновали юбилей Митрополита Шептицкого, называя его Великим Андреем. Но большим Митрополит Андрей стал, потому что есть великий Бог. Величие Бога может проявиться в каждом человеке, в каждом из нас. Святые — это те, которые позволили этой величия просеять в себе. Они похожи на парусов. Когда не дует ветер — это лишь обычный кусок материи, но при условии ветра они двигают корабль. Поэтому Бог не выбирает только Ивана, ибо Господь выбирает всех, а Иван выбрал Бога, выполнял волю.

10941918_843858185655778_7634307056787796833_n- Владыка, мы уже в разговоре упоминали о значении воды на Богоявление. Очень часто, к сожалению, можно наблюдать за тем, как после освящения воды люди пытаются как можно быстрее ее зачерпнуть, иногда нарушая порядок. Так же накануне Богоявления здесь, в Западной Украине, мы имеем второй ужин. И нередко люди накануне работают так, что позже нет сил на то, чтобы быть в храме. Почему все же есть это неправильное понимание определенных вещей, которые превращаются в культ, заслоняя своей суетой то величественное?

— Думаю, что нужно постоянно учить людей видеть под поверхностью глубину. Когда кто-то идет по улице, то мы прежде всего рассматриваем стиль одежды этого человека, а уже потом, в общении, узнаем духовную сущность человека. Поэтому вы, журналисты, и мы, священники, должны побудить видеть в Богоявлении вне воды нечто большее. Мы отойти опять-таки от системы «hard», когда присутствие только традиционности. Безусловно, так жить легче. Потому что часто является сознание, что при выпитой воды или зажженной свечи можно что-то получить. Христианство является непопулярным в том смысле, что здесь ничего легкого не обнаружено; здесь надо лично измениться. Думаю, что с внешним проявлением веры не стоит бороться, потому что это важно в начале. Однако стоит учить людей почему мы это делаем и какова суть всего этого. Потому что люди, которые в большинстве придут на иорданское водосвятие, — это те, которые рождены и воспитаны в атеистическом прошлом, не имели обычной катехизации. Поэтому задача Церкви сегодня — объяснять, объяснять и еще раз объяснять. Надо много повторять, если хочешь что-то донести. Что же касается приготовлений накануне, то если бы я вам сказал, что сегодня приду к вам на ужин, как бы ни просил, чтобы ничего специально не готовили, достаточно будет кофе или чая, вы бы меня не послушали. Думаю, что эти хлопоты — это уже показ ментальности украинского. Человек сам должен понять, зачем она это делает. Если бы мы приготовили скромный ужин, поделились ею с бедными, одинокими соседями, вечером были в храме — это более важно. Поэтому не стоит с чем бороться, важнее показать другой путь. В евангельской рассказы видим фигуру Марии и Марфы. Христос не осуждает Марту, что она делала плохо; Он говорит, что Мария выбрала лучшую долю, потому что была у Христа и знала, что и как должен делать. Поэтому желаю всем нам быть ближе к Богу, потому что тогда сможем действительно осознавать является добром для нас и для наших ближних.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: